***

Я лежу на длинном столе переговоров из красного дерева в углу с краю. Попа и голова свисают с него. В уже натруженной дырке орудует член, заставляя меня периодически вздрагивать, когда он проходится по чувствительным точкам, но я не должен подавать виду. Хозяин члена совершает монотонные движения, даже не раздевшись, только приспустив брюки до колен, в его руках черная офисная папка, в которой хранятся последние договоры и контракты. Мой рот тоже не пустует, там уже давно обосновался другой, идентичный первому член. Только с третьего раза я научился наклонять голову так, чтобы горло выпрямлялось, и я не заходился рвотным кашлем.

Бля, у них даже половые органы одинаковые. Не толстые сардельки, а длинные и изящные, с несколькими родинками на канале уретры, без искривлений, как бы в насмешку всем тем, кто не верит в перфекционизм.

Близнецы любят орать на подчиненных, любят бросаться в них разными предметами обихода, но никто не спешит писать заявление об уходе, ведь таких денег больше нигде не заработаешь. Они полностью похожи, даже отвратительными характерами. Вспыльчивость — это второе их «я». Их может взбесить неубранная чашка кофе, поехавшие колготки секретарши Любочки или даже цвет галстука, а накуренная пепельница в туалете, с неубранными бычками после обеда, вполне себе найдет место на голове уборщика. Они настоящие безумцы! Ведь только безумцы могут мерить свой успех по человеческим страданиям. Они идут по головам в одном неразделимом тандеме. Они не просто близнецы, они как сиамы — нельзя одного представить без другого. Нет, они не дополняют один другого, нет, они не гасят злобные вспышки друг друга — они полностью одинаковые!

Довольно высокие брюнеты заставляют трепетать, а лично меня еще и испытывать страх. Всегда дорогие костюмы, белоснежные сорочки, галстуки, золотые или серебряные запонки, начищенные лакированные туфли — все это вызывает не столь притяжение, сколь раболепие перед влиятельными людьми, кои предстанут перед вами, если удастся их хоть раз увидеть. Но такого счастья даже врагу не пожелаешь… Платон и Лев, блин, даже язык не поворачивается сократить до Платошки и Левушки, и не дай Бог такое сделать, можно и без оного остаться.

Несмотря на омерзительно-охамевшее поведение, они притягивают взгляды многих женщин. Но, увы, милые дамы, на этом военном побоище вас ничего не ожидает, потому как и у идеальных членов есть секрет-изъян, а именно — набухающий узел в самых интимных моментах.

— Ты продлил контракт с «Демода»? — приподнял бровь Платон, спрашивая так, будто сейчас ничего сверхсущественного не происходит.

— Нет, они еще проценты от простоя не выплатили, — хмуро ответил Лев, продолжая копаться в точно такой же папке, как и в руках брата.

И опять наступила полная тишина в огромном офисном кабинете. На часах без трех минут шесть, эти стервятники жутко пунктуальны, осталось терпеть всего каких-то три минуты до окончания рабочего дня. Интересно, а что будет, узнай они, что ебут сейчас омегу? Я бы многое отдал, чтобы посмотреть на их ненавистные рожи, погром с новыми швыряниями и криком и их первый, наверное, в истории ступор.

В дверь тихо постучали, и на пороге появилась Любочка: опустив глазки, она шмыгнула мимо нашей троицы и положила на основной стол новую кипу документов. Лев и Платон синхронно кивнули, как бы одобряя и отпуская девушку. Сволочи мстливые, специально подвергают меня всем унижениям.

Лев особо сильно засадил мне и, изливаясь прямо в горло, поставил очередную подпись на бумажке, ни чем не выказав свою кульминацию. Платон же в этом деле был немного темпераментней, отложив в сторону папку, альфа до синяков вцепился в мои бедра, сделал парочку торопливых ускоряющихся толчков и последовал за братом, не дав сцепиться нам узлом.

Как хорошо, что теперь я принимаю помимо подавителей еще и контрацептивы, на всякий случай. Платон брезгливо оттолкнул меня и, натянув штаны, они с братом синхронно застегнули каждый свою пряжку ремня.

— Вали отсюда, на сегодня твоя работа закончена, — сморщив нос, сказал Лев, кивнув головой в сторону двери.

— Ты был прав. Хорошую шлюху для себя распечатали, — констатировал Платон, смотря, как я быстро натягиваю узкие светлые джинсы, рубашку и, подобрав сумку-почтальонку, пряча ненужные слезы и шмыгая носом, несусь к двери.

— Нехуй воровать, — пожал плечами Лев, усаживаясь в кресло за основной стол и пододвигая к себе стопку документов, что принесла Любочка.

***

Думаю, нужно немного прояснить ситуацию. Нет, я не падшая давалка. Эти двое изуверов вообще были у меня первыми. Чтоб у них члены отсохли. Козлы ненасытные! За целый день они могут зажать меня раза три, и это хорошо, если поблизости будут подсобные помещения, а если нет — то могут и на месте разложить. Я могу опираться на стул в приемной, Лев может меня трахать и попутно говорить по телефону, Любочка молчит и отводит глаза, так как привыкла. Про лифт молчу, это любимое место Платона, он будто специально караулит меня возле него, чтобы небрежным жестом схватить за холку, затолкнуть мою персону и закрыть двери перед носом остальных. А вечером, перед самым закрытием, они сплоченно приглашают меня на променад до своего кабинета. И так уже практически четыре недели, а самое противное, что я не могу им отказать, потому, как передо мной стоит выбор: либо пять лет тюрьмы за воровство и разглашение корпоративной тайны, либо я на месяц становлюсь их доступной шлюшкой.




Размер:
Шрифт:

  

Здравствуй уважаемый пользователь, если Вам понравился сайт, пожалуйста расскажите о нём друзьям через социальные сети. Это сообщение отобразилось один раз и в дальнейшем больше не будет беспокоить, спасибо.

Поделиться книгой с друзьями в facebook Поделиться книгой с друзьями в twitter Поделиться книгой с друзьями в vkontakte
Используя социальные сети:

Вконтакте    Facebook   Google+


Используя логин и пароль:

Логин/Email:
Пароль:
Забыли пароль? Регистрация