Андрей ВОРОНИН и Максим ГАРИН

ОРДЕР НА ВОЗМЕЗДИЕ

Глава 1

Четвертый день Сергей Фрольцов, заходя в свой двор, бросал косые взгляды на новенькую темно-синюю «БМВ» 1998 года выпуска. В машинах Фрольцов разбирался так, как редко кто. Ему не надо было заглядывать в техпаспорт, чтобы выдать об автомобиле всю нужную информацию, ему хватало, лишь одного взгляда на машину. Автомобиль уже четыре дня стоял во дворе, дневал и ночевал. Желтые листья с каштанов и лип изрядно облепили тонированные ветровые стекла, набились под дворники, приклеились к темному глянцевому капоту и к кузову. Автомобиль был как игрушечный, словно только что из салона.

Фрольцов причмокивал, но близко к машине не подходил. У дворничихи, вечно поддатой Верки, толстой двадцатисемилетней женщины, он поинтересовался, предварительно угостив ее сигаретой:

– Верка, что за тачка?

– Хрен ее знает! Может, из фирмы, стоит уже четыре дня.

– Угу, – промычал Фрольцов.

Сергей напоследок бросил еще один оценивающий взгляд, причмокнул и направился в свой подъезд. Он жил на третьем этаже. Окна квартиры выходили не во двор, а на маленькую улицу, немноголюдную, хотя дом стоял почти в центре Москвы.

Фрольцов жил с мамой, учительницей младших классов. Жена и дочь от него ушли, когда он оказался в тюрьме. По жене и дочке он не тосковал, ушли, так и хрен с ними. Придя домой, он тут же взял телефон, сел на тахту и принялся тыкать кнопки.

Закурил и, держа во рту дымящуюся сигарету, пробурчал в трубку:

– Дима, ты?

– Я, а то кто же! – услышал Сергей голос своего подельника.

– Работенка есть. Я одну штучку присмотрел.

– Какую штучку? У меня голова трещит, – Похмелись, выпей граммов сто и приходи ко мне с надеждой на лучшую жизнь.

– Ага, вот так, выпью и пойду? Выпить у меня нечего. Слышь, Серый, нечего!

– Тогда приходи ко мне, налью.

– Если только нальешь, то приду.

– Налью, – пообещал Фрольцов, отключая телефон.

Через четверть часа Дмитрий Якушев, ровесник и одноклассник Фрольцова уже топтался в коридоре, стягивая с ног разбитые, мокрые кроссовки.

– Заходи.

– Где Марина Евдокимовна? – учительницу Якушев не мог себе позволить называть иначе, как только по имени-отчеству.

– На работе, где же еще. Это мы с тобой бездельничаем, а она пашет, как пчелка, уроки дает дебилам молодым. – Понятно.

Дмитрий сел на кухне и принялся барабанить пальцами по столу.

– Ты через двор шел, через арку?

– Через арку, а как же еще.

– Тачку видел под деревьями?

– Какую? Темно-синюю «БМВ»? Твоя, что ли? – хихикнул Якушев.

И Фрольцов, и Якушев до сегодняшнего дня свято соблюдали один закон: где живешь, не воровать. Но товар стоял прямо на виду, словно специально кто-то его подсунул, чтобы искушать двух угонщиков.

– Хочешь хапнуть эту тачку?

Фрольцов передернул плечами, вытащил из холодильника начатую бутылку водки, двинул ее к центру кухонного стола, выставил два стакана. Достал из холодильника маринованный чеснок, два бутерброда, приготовленные мамой, налил другу.

– Угощайся.

Рука Якушева дрожала, он еле-еле смог донести до рта сорокаградусный напиток, закусывать не стал. Он сунул в рот сигарету, не спеша ее раскурил, со смаком затянулся и тут же закашлялся.

Сергей смотрел на своего однокашника, понимая, что дальнейшее зависит о того, что скажет Якушев.

– Может, не стоит? – отдышавшись, произнес Дмитрий и взглянул на бутылку с водкой так, как смотрят на врача – с нелюбовью, но с надеждой.

– Отпустило?

– Нет, еще надо минут пятнадцать, чтобы алкоголь в кровь всосался.

– Давай подождем, – Сергей принялся жевать бутерброд.

– Еще налей.

– Налью.

Мужчины выпили еще по одной и лишь после этого Якушев произнес:

– А что, гараж у меня пустой, можно прихватить, а потом сдать. У меня есть один клиент, давно «БМВ» заказывал, причем, знаешь, Серый, именно такую он и хотел.

– Кто такой? Я его знаю?

– И не узнаешь.

– Бабки у твоего клиента есть?

– У него бабок пруд пруди, он такими делами ворочает!

– Это хорошо, – Серый разлил водку и друзья-подельники, чокнувшись, выпили. – Значит, решено, а?

– Решено, – коротко ответил Якушев.

Деньги нужны были и тому, и другому. В деньгах парочка нуждалась постоянно. Когда купюры появлялись, мужчины жили весело, недели две-три гудели, снимали дорогих проституток, веселились на всю катушку. Когда же деньги кончались, жили тягостно и нудно, как большинство населения России.

– Ты предлагаешь сегодня?

– Сегодня. Выспимся, отлежимся и за дело, – подытожил разговор Фрольцов.

– Хорошо, согласен. Водки у тебя, как я понимаю, больше нет.

– Если бы и была, я бы тебе не налил.

– Я это тоже знаю, – Дмитрий Якушев задумчиво поскреб небритую щеку, крепкий квадратный подбородок. Чертыхнулся, подошел к умывальнику, сплюнул, погасил под струей окурок и пошатываясь двинулся в прихожую.

В половине второго ночи, а это самое спокойное для угонщиков время, Фрольцов с Якушевым вышли из подъезда во двор. Они минут пять прислушивались, присматривались, курили на крыльце.

Затем, когда сигареты сотлели до фильтра, переглянулись.

– Ну? – сказал Якушев.

– Чего ты нукаешь? Еще не запряг.

– Это не вопрос, Серый, запрячь-то мы ее запряжем. Но дело в том, поедет она или нет?

– Поедет, куда денется!

– Давай все делать быстро. Ты шуруй к арке и смотри там, а я с тачкой стану ковыряться.

– Лады, – ответил Якушев, передавая спортивную сумку напарнику.

Якушев подошел к арке, выглянул на улицу. Редкие машины проезжали по дороге, пешеходов – раз-два и обчелся. Ничего подозрительного не заметил. Почти все окна в соседних домах были погашены, только кое-где по стеклу метались серо-голубые сполохи. Люди смотрели телевизоры.

– Не спится же им! – пробурчал Якушев, вытряхивая из пачки очередную сигарету и раскуривая ее.

Открыть машину любой марки для Серого не составляло труда. Не практиковался он лишь на «ролс-ройсах» и «порше», эксклюзивные модели ему не доверяли. Но даже самые хитроумные серийные замки, задвижки и запоры для него не были тайной. Опыт, талант, природная смекалка сделали свое дело.

Серый даже стекло не разбивал. Он открыл центральный замок, опасаясь, что сработает еще одна, тайная сигнализация. Но, на его счастье, сирена промолчала. Он пятерней сгреб со стекол листья, швырнул их под ноги. А вот капот и кузов вычищать не стал. Мало ли кто мог появиться во дворе, мало ли кому могло взбрести в голову подойти к окну, открыть форточку, закрыть? А то и просто высунуть свою рожу и посмотреть, что там делается во дворе.

Кроме «БМВ» во дворе еще стояли две дюжины автомобилей. Хороших среди них не попадалось, все больше добитые, десяти– или двенадцатилетнего возраста. Правда, были и реликтовые, постарше самого Фрольцова – две «победы» и «волга» обтекаемой формы с приподнятой мордой. И «волга», и «победы» стояли на сдутых колесах, такие если кто и захочет угнать, то вряд ли сможет.

Машину-старушку сможет завести лишь хозяин – тот, для кого доисторический автомобиль стал частью старорежимной души.

Дверца открылась даже без щелчка. Серый заглянул внутрь, в темный, холодный салон. На его удивление даже ключ торчал в замке зажигания, и Серому осталось лишь присвистнуть. Он осмотрел педали. Никаких механических противоугонных средств в этом автомобиле не нашлось, хотя сигнализация имелась.

Но она не была включена. Тонкий провод антирадара свешивался, пересекая ветровое стекло наискось.

– Ты смотри, – буркнул Серый, – антирадар есть.

Он уселся на сиденье, протянул руку к соседней дверце, отщелкнул рычажок блокиратора.

– Теперь порядок.

Он аккуратно повернул ключ в замке зажигания, отжал сцепление. Машина завелась с полуоборота.




Размер:
Шрифт:

  

Здравствуй уважаемый пользователь, если Вам понравился сайт, пожалуйста расскажите о нём друзьям через социальные сети. Это сообщение отобразилось один раз и в дальнейшем больше не будет беспокоить, спасибо.

Поделиться книгой с друзьями в facebook Поделиться книгой с друзьями в twitter Поделиться книгой с друзьями в vkontakte
Используя социальные сети:

Вконтакте    Facebook   Google+


Используя логин и пароль:

Логин/Email:
Пароль:
Забыли пароль? Регистрация